Войти
SPORT-51 » Статьи » Статьи о лыжных гонках » Евгения Медведева: «Пообещала мужу завоевать олимпийские медали взамен украденных»

Евгения Медведева: «Пообещала мужу завоевать олимпийские медали взамен украденных»

Евгения Медведева: «Пообещала мужу завоевать олимпийские медали взамен украденных»«Моя спортивная судьба была достаточно переменчивой, если брать уже выступления на высшем уровне. То я попала в состав, то меня выводили на сезон. Тогда приходилось возвращаться в Санкт-Петербург к Николаю Васильевичу Бондареву и доказывать, что я ещё не сказала своего громкого слова в лыжах.

Но чтобы его сказать, пришлось пережить немало неприятностей. После своего дебютного чемпионата мира 2003 года в Валь-ди-Фьемме я хотела бросить лыжные гонки. Выступила крайне неудачно, и мы с мужем Алексеем Медведевым стали задумываться о рождении ребёнка. Ну как задумались… Я просто приехала с турнира, сказала, что выступать больше не хочу, и мы с ним будем рожать ребёнка.

В конце 2003 года у нас родилась Даша. Видимо, это помогло мне эмоционально перезагрузиться. А в апреле 2004 года позвонил Бондарев и сказал, что меня в свою группу приглашает Николай Петрович Лопухов. После недолгого обсуждения с мужем я решила, что буду возвращаться в лыжные гонки. Хотя прекрасно знала, что физически совершенно не готова к той работе, которая мне предстоит…

Всё постепенно налаживалось, на ЧМ-2005 в Оберстдорфе я завоевала серебряную медаль в эстафете. И с этой медалью случилось небольшое приключение. В олимпийском сезоне в 2005-м после сбора в Острове мы поехали в Финляндию, а Алексей отправился домой в Петрозаводск, чтобы потом приехать. Утром он мне позвонил и сказал: «Женя, нас обокрали». Муж рассказал, что украли помимо прочего ещё и медаль с чемпионата мира.

Я ответила: «Лёша, не переживай, я на Олимпиаде ещё завоюю». Тогда я не знала ещё, попаду ли в окончательный состав, но в тот момент я почувствовала, что именно это и нужно было сказать. Спустя некоторое время медаль нам подкинули в почтовый ящик – прямо в коробочке, как и брали. Думаю, к нам в квартиру забрались знакомые.

На вкатку в том сезоне мы поехали в Нерюнгри. Нам говорили, что уже с сентября-октября там лежал хороший слой снега, можно было проводить полноценные тренировки на лыжах. Мы приехали – снега нет!

Вкатка же основной этап предсезонной подготовки, на котором закладывается хорошая база. Мы сидим без снега, понимаем, что ехать больше некуда. Делать нечего, тренироваться нужно. Николай Петрович Лопухов три дня устраивал нам тяжёлые кросс-походы, после третьего из которых он дал нам выходной.

Утром в выходной проснулись, подошли с девчонками к окну, а всё вокруг снегом замело! Что делает Николай Петрович? Он даёт нам полдня отдохнуть, а на вторую тренировку мы уже встали на лыжи. Наши тренеры и сервисмены вместе с коллегами из женской биатлонной команды Валерия Николаевича Польховского делали всё, чтобы обеспечить нам нормальный тренировочный процесс.

В итоге мы провели хорошую вкатку, отлично поработали. Последний день сбора, гостеприимные хозяева устроили для нас концерт, ужин. И надо было такому случиться, что я очень сильно отравилась. Чем – так и не поняла. Но приходила в себя очень долго. Мы из Нерюнгри полетели в Москву, оттуда через сутки в Финляндию, но у Муонио я даже тренироваться полноценно не могла. Видимо, было сильное обезвоживание организма.

Я пыталась что-то делать на тренировках, но Николай Петрович дал мне несколько дней отдыха, чтобы я могла восстановиться. В Муонио прилетел мой муж Алексей, и он, признаюсь, даже не узнал меня – я сильно потеряла в весе и была очень бледной. Набранная форма ушла, не попрощавшись.

Меня планировали взять на этапы Кубка мира, но контрольную тренировку в Финляндии я пробежала просто ужасно! Естественно, что никуда я не пробилась, но тут вмешался случай. Параллельно с группой Лопухова подготовку к Олимпиаде в Турине вела группа Александра Алексеевича Грушина – Ольга Завьялова, Елена Бурухина, Наталья Коростелёва, другие девочки. Они тоже отбирались на Кубок мира, но Грушин решил никого из своей команды не везти.

Так я и попала в итоге на гонки последним номером. Удивительно, но я быстро набрала форму, и на основном этапе отбора на Олимпиаду в Красногорске выиграла дуатлон и стала второй в классике. Отобралась в Турин первым номером и в Италии бежала в лучшей форме в своей карьере.

Обещание, данное мужу, я сдержала – стала третьей в дуатлоне. После той бронзы ко мне подошли Владимир Алексеевич Логинов и Юрий Анатольевич Чарковский и предложили пробежать классическую десятку. Но я прекрасно понимала, что никаких шансов на медали у меня нет, и отказалась. Лучше сосредоточить все силы на эстафете. За несколько дней до эстафеты Алексей, который тоже ездил на Олимпиаду, но жил, конечно, не в олимпийской деревне, а вместе с тренерами и сервисменами недалеко от лыжного стадиона, начал готовить меня к тому, что я побегу четвёртый этап.

А я никогда в жизни на международных соревнованиях четвёртый этап не бегала, всегда третий. Обычно финишёром сборной Юлия Чепалова была, и мне казалось, что в этот раз ничего не изменится. Но на тренерском совете, насколько я знаю, сначала голосовали по первым двум этапам, в результате чего в состав не попала Ольга Завьялова, а потом по распределению на третий и четвёртый этапы.

На собрании накануне эстафеты нам сначала объявили, кто какой этап бежит, потом напутственные слова сказали. А Юля немного задержалась. Она пришла в тот момент, когда нам раздавали номера и наклейки на ноги. Пришла, села и потянулась к четвёртому номеру, а я ей сказала, что номер уже занят. Мне кажется, Чепалова до собрания не знала, что побежит третий этап.

А перед гонкой произошла ещё путаница с заявкой, поэтому Наталья Баранова побежала первый этап, а Лариса Куркина – второй, хотя должно было быть наоборот. Мы с Юлей разминались и на экране видели, что первые два этапа мы пробежали, мягко говоря, не очень. Для пятёрки проигрыш был значительным – примерно 30 секунд. К счастью, Юля сократила это отставание, и когда я побежала свой этап, то понимала – мы будем бороться как минимум за бронзу.

Когда до финиша оставалось чуть больше километра, я вышла вперёд и поняла, что зубами вцеплюсь в уже осязаемое золото. Тот последний подъём в Турине был моим подъёмом. Я в него просто влетела и сделала победный отрыв.

Николай Петрович Лопухов нас перед эстафетой не «накачивал». Да и вообще он пошёл на крайне нетипичный для себя шаг. На второй день после приезда в Турин и заселения он пригласил меня, Баранову и Куркину и произнёс слова, которые нас просто шокировали: «Девчонки, вы попали на Олимпиаду, сделали всё возможное для этого, а с сегодняшнего дня можете тренироваться так, как считаете нужным».

Не дал даже тренировочного плана! А до первых гонок оставалось чуть менее двух недель. Он на тренировки приезжал, но не говорил ни слова! Это был интересный психологический ход, но нам даже не удалось пообщаться после эстафеты, а спустя короткое время после окончания Игр-2006 его убрали из команды.

Одной из причин, по которой это случилось, стало письмо за подписью девчонок, которые с ним тренировались – Барановой, Куркиной и Медведевой. В этом письме на адрес руководства ФЛГР было сказано, что мы больше не хотим тренироваться с Лопуховым. Я узнала об этом письме на отдыхе в Турции, куда в начале мая отправилась большая группа спортсменов, в том числе и выступавших в Турине.

Ко мне на пляже подошёл кто-то и спросил, что за письмо я с подругами написала против Лопухова. Я? Написала? Письмо?! Какое письмо??? Я это письмо и в глаза не видела. Кто это сделал, я не знаю. Говорю только за себя. Я Николаем Петровичем спустя какое-то время я объяснилась, рассказала ему, что ничего не писала. Он мне поверил, хотя после Олимпиады был сильно обижен. Мы прекрасно общаемся с отличным специалистом, который довёл меня до главной победы в карьере».

Сообщить об ошибке
Оригинал статьи размещен здесь:Источник

Как к вам обращаться: Ваш E-Mail: