Войти

Ульяна Денисова: "Пришла пора ставить точку"

0 1 147 Admin 23-12-2014 18:51

В минувшем зимнем спортивном сезоне биатлонистка Ульяна Денисова стала обладательницей Кубка России. В довесок к почетному трофею она завоевала две золотых медали отечественного чемпионата. Неудачей такие результаты не назовешь, ведь по идее они должны были стать для нее путевкой в национальную сборную. Ранее ей уже доводилось выступать за главную команду страны, но в это раз мурманчанку в нее не зачислили. Логику тех, кто занимался формированием сборной понять сложно. Но выбор у Ульяны был. Нынешним летом Интернет пестрел сообщениями о том, что заполярная стреляющая лыжница получила предложение выступать за Белоруссию. Она даже побывала на учебно-тренировочном сборе в Минске, но менять гражданство передумала и объявила о завершении спортивной карьеры. О причинах своего решения двукратная чемпионка Европы рассказала корреспонденту "Мурманского вестника".

- Ульяна Викторовна, главным спортивным событием этого года, безусловно, стали зимние Игры в Сочи. Все внимание было приковано к ним, и национальные старты остались в тени Олимпиады. Для вас российское первенство и розыгрыш Кубка страны сложились успешно, но вы все же решили оставить большой спорт. Что произошло?

- Не скрою, этим летом меня терзали сомнения. Много размышляла о том, стоит ли продолжать карьеру или же пора на покой, в общем, была на распутье, Став двукратной чемпионкой страны, и победив в общем зачете Кубка, рассчитывала вновь выступать на более высоком международном уровне. Но осталась за бортом сборной, несмотря на то, что получила право стать членом команды. Это означало, что все нужно начинать с нуля. Предстоящий сезон мало бы чем отличался от минувшего и не принес бы удовлетворения, даже если бы повторила свой успех. Да и не факт, что при таком раскладе, тренерский штаб сборной бросился бы рассматривать мою кандидатуру, и я бы вернулась в команду. Пример со мной показал, что это тупик. По результатам внутрироссийских стартов получить путевку практически невозможно. А для меня, как и для любого атлета, перспектива роста стоит на первом месте. Вот и решила, что пора ставить точку, тем более рано или поздно все равно пришлось бы это сделать.

- Имеются планы или предложения на будущее?

- Сейчас тружусь инструктором в Центре спортивной подготовки, пока реализую себя на этой работе. Что будет дальше, покажет время.

- Сегодня Союз биатлонистов России нередко подвергается критике, мол, есть некая кучка влиятельных тренеров, которые проталкивают своих подопечных в сборную, попирая спортивные принципы отбора. Действительно ли это так?

- Свои подводные течения есть везде, и в отечественном биатлоне тоже. Спору нет, конкуренция за членство в национальной команде всегда была жесточайшей, нередко возникают спорные моменты, где сложно быть объективным. Вот только разрешаются они зачастую за спиной спортсмена. Конкретно сказать не могу, кто и как воздействует на такие ситуации, но ощущать подобное влияние на себе приходилось не раз.

- Как оцениваете правление Михаила Прохорова, недавно покинувшего пост президента Союза биатлонистов России?

- При нем значительно выросло материальное стимулирование атлетов, улучшились условия для тренировок, существенная помощь оказывалась спортшколам, вот только до Мурманска очередь так, и не дошла, что крайне обидно.   В разных городах страны реконструировались старые и создавались новые лыжно-биатлонные комплексы. К тому же, Россия стала хозяйкой многочисленных международных турниров. В этом он, безусловно, проявил себя с положительной стороны.

А вот введенная им система спортивного менеджмента мне непонятна. Раньше мы имели возможность напрямую обратиться к старшему тренеру для решения любых насущных проблем, будь то оформление визы или загранпаспорта, финансовых вопросов и даже по семейным делам. В этом тесном кругу мы чувствовали себя комфортно, а доброжелательный психологический климат очень важен в команде. Теперь же появилась целая армия посредников, с объемом работы которых раньше вполне справлялась пара помощников главного тренера. Не знаю как сейчас, может уже все наладилось, но в ту пору, когда я была членом сборной, новоявленные менеджеры оказывались порой некомпетентными в решении многих вопросов. Это вносило неразбериху и создавало биатлонистам дискомфорт.

Также новшества с методиками и привлечением иностранных специалистов не принесли быстрого положительного эффекта. По крайней мере, для меня они имели негативные последствия и отрицательно сказались на результатах. Лишь спустя некоторое время, тренируясь самостоятельно по индивидуальному плану, смогла восстановить свой прежний спортивный уровень.

Михаил Прохоров и экс-исполнительный директор Союза биатлонистов Сергей Кущенко, хорошо разбираются в бизнесе, но не в нашем виде спорта. Думаю, это был для них некий пиар-проект.

- Мурманский биатлон последнее время переживает не лучшие времена, из-за чего вынуждены были покинуть Кольский край двукратная олимпийская чемпионка Европы Анна Богалий, победитель европейского первенства Сергей Баландин и другие. Вы также все последние годы представляли Ханты-Мансийский автономный округ. Понимаю, что звучит тривиально, и все же, что необходимо сделать, чтобы поднять этот вид спорта в Заполярье и вывести его на прежний уровень? Есть ли перспективы?

- Как ни прискорбно осознавать, но другие регионы в развитии биатлона ушли далеко вперед. Мурманск отстал от них на много лет. Областные власти сейчас много усилий прилагают для того, чтобы наверстать упущенное. В Долине Уюта вместо устаревшего механического стрельбища с ручным приводом теперь установлено новое автоматическое. Появилась освещенная фонарями лыжная трасса длиной два с половиной километра, благодаря которой можно тренироваться в условиях Полярной ночи. Конечно, многое еще предстоит сделать, но когда я представляла Мурманск, не было даже этого. Всю свою юность проползала в темноте. Постоянно не хватало патронов, а винтовку мне пришлось приобрести за свои деньги, поскольку те, что имелись в арсенале, не имели хороших стрелковых характеристик. Отсутствовали раздевалки с душевыми, о хороших тренажерах приходилось мечтать. В зале моей спортшколы олимпийского резерва № 3 до сих пор имеется лишь шведская стенка и скамья, а в качестве гантелей и штанг используются любые тяжеловесные предметы. Отсюда и массовый отток ведущих атлетов.

На решение перебраться в Ханты-Мансийск, повлияла армейская реформа. У меня в то время был заключен контракт с Северным флотом. Он являлся основным источником моего дохода. В 2009-м вдруг посчитали, что спорт вооруженным силам не нужен. Мне предложили либо служить в какой-нибудь воинской части, либо увольняться. Я осталась верна биатлону, однако зарплаты в школе высшего спортивного мастерства хватало лишь на оплату коммунальных услуг и проезд в общественном транспорте. Все это вынудило меня сменить регион.

Теперь остается лишь надеяться на то, что областные власти доведут начатое дело до конца, и в Мурманске появится современный лыжный стадион, а недавно созданный Центр спортивной подготовки обеспечит перспективных биатлонистов достойным жалованием. Но даже при этих благоприятных условиях, потребуется как минимум 10 лет, чтобы воспитать новое поколение стреляющих лыжников, способных показывать высокие результаты на всероссийском и международном уровнях.  

- Вы не раз становились членом сборной России. Вам довелось тренироваться под руководством Валерия Польховского и Вольфганга Пихлера. Кроме этого у вас есть личные наставники: Татьяна и Сергей Субботины в Мурманске и Валерий Захаров - в Ханты-Мансийске. С кем из них работалось лучше всего?

- Татьяна Николаевна и Сергей Константинович вывели меня в большой спорт. Я пришла к ним 11-летней девочкой и за восемь лет прошла с ними путь от азов до победителя юниорского мирового первенства в польском Закопане. С их багажом и пришла в 2003-м в национальную сборную, причем минуя ее молодежный состав. Сейчас понимаю, что не была готова к такому резкому повороту судьбы. Надо было придержать меня пару лет, поработать индивидуально с личными тренерами. Но домашние условия, как уже говорила, оставляли желать лучшего, вот и приняла предложение, не осознавая, чем все может обернуться. Эйфория прошла после первого учебно-тренировочного сбора. Нагрузки резки возросли, я оказалась к ним психологически не готова. В точности выполняла все тренерские установки. Правда, на первых парах выдерживала и даже дважды сумела завоевать титул чемпионки Европы сначала в 2003-м в итальянском Форни-Авольтри, а затем в в 2004-м Минске. Но потом начался упадок сил и результаты внезапно пошли на убыль. Стала ощущать себя частью массовки, необходимой лишь для поддержания внутренней конкуренции в сборной. Тренерам команды, кто бы не стоял у ее руля, всегда было проще взять любую другую биатлонистку, которая сразу себя проявит, чем искать ответ на вопрос, почему лидер вдруг превратился в аутсайдера. В России скамейка запасных ведь большая.

Потом, конечно, адаптировалась, но получалось так: все лето и осень пахала на учебно-тренировочных сборах на равных с остальными, а перед сезоном меня вдруг отцепляли, говорили, что еще молодая, мол, придет мое время. А если и брали, к примеру, на этапы Кубка мира, то как запасную. Дадут пару раз выступить, когда кто-нибудь из основного состава пропускал старты по болезни или по другим причинам. Проявить себя ярко в единичных гонках, толком не зная с какими соперниками имеешь дело, не хватало опыта. Заканчивалось все тем, что пропадало желание тренироваться вместе со сборной. И получалось так: 2 сезона проводила в сборной, один дома. Завоевывала путевку на чемпионатах страны, и снова все шло по старому сценарию. Тренировалась в составе сборной, но на этапы Кубка мира меня не брали, и я возвращалась домой. Получается, готовясь с Субботиными в Мурманске, всегда могла получить право выступать за страну на крупных международных стартах, а в самой сборной мне этого права не давали.

В Ханты-Мансийске великолепные отношения сложились с Валерием Захаровым. У меня не возникало проблем с условиями подготовки, и всегда присутствовала уверенность, что при любых спорных ситуациях "наверху", все решится в мою пользу. От меня требовалось только показывать хорошие результаты. Он выступал больше в роли консультанта, не ограничивая тренировочный процесс жесткими рамками. Благодаря ему в 2010-м я снова оказалась в сборной.

- Сезон 2010-2011 годов запомнился неудачным выступлением российской команды на этапах Кубка мира. Главный тренер Владимир Барнашов и Валерий Захаров обвинили во всем Мурманск, поскольку здесь проходил предсезонный учебно-тренировочный сбор и условия Заполярья негативно отразились на подготовке спортсменов. Согласны ли вы с их тогдашними оценками?

Сбор тогда планировалось устроить в Ханты-Мансийске, но в ноябре там не оказалось снега. Имелся вариант с финским Мунио, но Союз биатлонистов тогда принял решение отправить сборную в Мурманск. На мой взгляд, оно было правильным. Состояние Долины Уюта оказалось не идеальным, но к нашему приезду здесь сумели создать довольно неплохие условия, в частности, установили прожектора на стрельбище. С оценками наставников не соглашусь, они предвзяты. Мне доводилось тренироваться осенью в той же Финляндии. Там также чувствуется наступление Полярной ночи, однако после неудач на каких-либо стартах, никто не вспоминает о суровом климате этой страны и его влиянии на состояние спортсменов.  

- В детстве вы чем только ни занимались. Однако смыслом жизни для вас стал биатлон. Почему именно его вы выбрали в детстве, а не музыку или фигурное катание?

Музыкальную школу посещала просто для общего развития. Никогда не ощущала в себе особой тяги к этому виду искусства. В фигурном катании в нашем регионе на тот момент были слабые перспективы. К тому же каток, на котором тренировалась, тогда закрыли из-за строительства на его месте Ледового дворца. Предложили ездить в первомайский округ на стадион «Льдинка», однако это оказалось очень далеко от моего дома. В 11 лет оказалась в спортшколе олимпийского резерва № 3. Поначалу увлеклась лыжными гонками. Там почувствовала заботу тренеров, появилось много друзей, азарт и интерес. Позже открылось отделение биатлона, и тренеры стали учить нас стрелять из винтовок. А дальше закрутилось: выезды в спортивные лагеря и на соревнования в другие регионы. От всего этого получала удовольствие, поэтому биатлон и стал частью моей жизни.

- Учебе такие отлучки не мешали?

Конечно, из-за частых поездок приходилось пропускать занятия в гимназии. Но трудностей не испытывала, всегда училась на пятерки и 11-й класс закончила с медалью. Получать образование в педагогическом университете было сложнее. Весной в конце сезона возвращалась в Мурманск, садилась за учебники и сдавала зачеты и экзамены за весь курс. Защитила диплом учителя экологии и английского языка. А этим летом обзавелась еще дипломом экономиста Мурманского государственного технического университета.


Источник
Как к вам обращаться: Ваш E-Mail: