Войти
SPORT-51 » Статьи » Статьи о лыжных гонках » Тамара Тихонова: «Грушин написал расписку, что я попаду в медали»

Тамара Тихонова: «Грушин написал расписку, что я попаду в медали»

0 41 21-06-2020 23:17

Тамара Тихонова: «Грушин написал расписку, что я попаду в медали»Наша сегодняшняя героиня — двукратная олимпийская чемпионка, двукратная чемпионка мира в лыжных гонках Тамара Тихонова. И она действительно выступала на протяжении одного сезона в биатлоне, где в составе эстафетной команды стала призёром этапа Кубка мира. Тихонова – участница ЧМ-1993 по биатлону.

«Наверное, у каждого спортсмена тысячи историй преодоления. Я хочу рассказать о ситуации, в которой оказалась совершенно неожиданно для себя во время подготовки к Олимпийским играм в Калгари.

Но сначала вернусь чуть назад. В 1982 году Николай Петрович Лопухов пригласил меня в команду «Дружба», как тогда называлась юниорская сборная СССР.

А в 1986 году Лопухов, тренировавший уже взрослую сборную, вывел меня из состава. Посчитал, что я неперспективная. Он тогда работал с группой, которая больше специализировалась на коньковом ходе, а Александр Алексеевич Грушин возглавил альтернативную группу, которая больше была заточена на классику.

Николай Петрович вообще отличался тем, что не одну спортсменку убирал из команды. Даже Ларису Птицыну (Лазутину) как-то вывел из состава, а она сама так подготовилась, что всех нас стала обыгрывать, и он её вернул. Может быть, таким образом он мотивировать нас хотел?

Я и не скрываю, что по результатам тестов никогда не была в числе лучших. Напротив, все показатели были ниже среднего. Тем не менее, в 1984-м на молодёжном чемпионате мира я стала бронзовым призёром в личной гонке, победила тогда Анфиса Романова (Резцова), а в эстафете мы были вторыми.

В следующем сезоне на взрослый чемпионат мира в Зеефельд я по результатам не пробилась. Но в эстафетных гонках, выступая за вторую, а то и за третью команду, на первом этапе я практически всегда была первой, иногда второй. И тренерским решением меня в состав сборной СССР на чемпионат мира включили с тем расчётом, чтобы в случае чего пробежать первый этап.

Так и получилось. В целом женская сборная на том чемпионате мира выдающихся результатов не показала, все гонки провела без медалей, но в эстафете взяли золото, а я бежала первый этап. Впервые в карьере в 20 лет я стала чемпионкой мира. Казалось, впереди такие перспективы.

Но вместо этого – вывод из состава. Решение Лопухова стало для меня серьёзным ударом. Николай Петрович лично мне ничего не говорил. Это объявил мне кто-то из Госкомспорта, я уже не помню, кто именно. Ведь я лучше бегала именно коньком, на чемпионатах СССР ни разу ниже пятого места не опускалась ни в одной коньковой гонке. Руки опустились в тот момент, не хотелось тренироваться, вообще не хотелось ничего делать.

Меня «подобрал» Грушин. Если бы не Александр Алексеевич, я бы просто вернулась в Удмуртию и потихоньку бегала на уровне республики. Он включил меня в свою группу, хотя ему, как я узнала потом, настойчиво рекомендовали не брать ни Тихонову, ни Виду Венцене. Но Александр Алексеевич своего решения менять не стал.

Поначалу было сложно, результаты упали. Оказалось, что для классики ножки слабоватые были. Методика подготовки у Грушина была совершенно иной, в первый год в его группе мы делали очень большие объёмы. Так что вместо чемпионата мира я поехала на Универсиаду, где завоевала золото и серебро. Результаты пришли уже в олимпийском сезоне. Я тогда впервые победила на этапе Кубка мира в югославском Бохине, выиграв коньковую десятку. В Калгари же на десятке классикой я заняла пятое место, став худшей из наших. Тогда Вида Венцене и Раиса Сметанина стали первой и второй, а Светлана Нагейкина – четвёртой.

На классическую пятёрку меня ставить не хотели, планировали заявить Антонину Ордину. Но Грушин, как мне рассказывали, даже написал расписку, что Тихонова гарантированно будет в медалях. Я сама этой расписки не видела, но если так и было, то в случае моей неудачи в сборной не было бы ни меня, ни его.

В общем, поставили меня на пятёрку, и я заняла второе место, выиграв первую олимпийскую награду. Я стартовала в первой группе под 18-м номером, когда лыжня была достаточно жёсткой, а все фавориты бежали уже по каше. Наверное, повезло.

Эстафету мы выиграли с огромным преимуществом, ну а на коньковой двадцатке фаворитом была Анфиса Романова. Признаюсь, она была намного сильнее меня, длинные гонки вообще выигрывала в одну калитку. Но после эстафеты Грушин сказал, что по тому состоянию, которое он видел, у меня будут шансы.

Мы шли в одни ноги, но на последнем подъёме я отдала всё, что у меня было. Абсолютно всё. Втопила так, как никогда в жизни. И в итоге выиграла золото Олимпиады в личной гонке!

Знаете, я была очень обижена на Николая Петровича Лопухова за то его решение, и когда выиграла двадцатку, даже мелькнула мысль – вот, вы в меня не верили, а я доказала! А потом подумала, что если бы не Лопухов, никаких побед вообще могло не быть. Он вовремя выставил меня из сборной. А свою обиду нужно преодолевать, не держать в себе.

Николай Петрович очень многое сделал для меня, как тренер, сделал из меня настоящую спортсменку. В моей жизни было два великих тренера – Лопухов и Грушин. Оба вложили в меня то, что помогло выиграть Олимпийские игры».

Оригинал статьи размещен здесь:Источник
Как к вам обращаться: Ваш E-Mail: